Корвин (c_o_r_w_i_n) wrote,
Корвин
c_o_r_w_i_n

Пасынки Украины

На прошлой неделе ездила в Подмосковье, пообщалась с украинскими беженцами. Вот подробности

FED_4559
фото Николая Федорова

- “Своим” мы не нужны, “свои” в нас стреляют. Для них люди с Донбасса - генетический мусор. Мы все для них сепаратисты и террористы, - с горечью говорит Виктория. Ей 41 год, и они с мужем и 11-летней дочкой бежали из города Краснодон Луганской области 26 июня.

Сейчас они, как и несколько других семей из Луганской области, живут в санатории “Березовка” в Подмосковье. Там силами волонтеров организован лагерь беженцев, где прибывших кормят, помогают с необходимым (одежда, лекарства, игрушки и т.п.), с документами и расселяют.

Истории у этих семей разные, но очень похожи. Все они незаконно пересекли украинскую границу, выбираясь из-под бомбежек. У всех дома остались престарелые родственники - родители, бабушки, дедушки, которые отказались уезжать. “У меня дед 1928 года рождения. Он сказал, что ту войну прошел и этой не испугается и никуда не поедет из своего дома”, - вздыхает Сергей.

Беженцы не называют фамилий и категорически отказываются фотографироваться. Люди напуганы до чертиков. Еще не успели перестать бояться за себя, как начали бояться за оставшихся стариков. Каждый день звонят, спрашивают, как дела, цел ли дом. Но и простые звонки по мобильному могут убить. “Они прослушивают телефоны! Отслеживают, откуда звонок, - и туда бомбят”, - качает головой Виктория, а я вспоминаю, что так же действовали грузинские военные в Южной Осетии в 2008 году.

- У меня знакомый в ополчении, а его жене СБУ (Служба безопасности Украины. - Ю.Р.) постоянно на мобильник присылает угрозы расправы. Вообще сейчас всем, кто остался на Донбассе, шлют СМС с угрозами, - добавляет Дмитрий, повоевавший на блок-посту. На мой вопрос, много ли у него знакомых в ополчении, отвечает уклончиво: “Хватает”. Зато пояснил, почему сам не остался воевать: - Потому что не могу жену с ребенком тут одних оставить. В ополчение уходят бездетные или те, у кого в России есть кто-то, кто поддержит их семью.

- Когда мы уезжали из Луганска, город был в кольце: бомбили вокруг, по станицам. Мы выехали большой семьей: две сестры, мама, тетя, мой маленький ребенок и муж, - рассказывает Ася. - Мужчин там вербуют, добровольно-принудительно забирают в Нацгвардию. Если через три дня не явился, то заносят в список сепаратистов и могут посадить. У нас с автобуса сняли мужчину на таможне...

Именно поэтому украинским таможенникам и пограничникам беженцы стараются не показываться на глаза, поэтому незаконно переходят границу.

- Мы ехали по полю, потому что на трассах везде блок-посты. Там, где наши блок-посты, ополченцев, нас без вопросов пропускали: видели, что в машине дети, и даже не останавливали, наоборот, махали, чтоб мы быстрее проезжали. А украинские посты мы объезжали. Сколько случаев было, что они обстреливали машины! Даже не смотрят, кто в машине, дети ли, взрослые ли, - добавляет Дмитрий.

А его жена вспомнила трагическую судьбу соседей: они выезжали из Антрацитовского района на двух машинах, в первой - женщины и младшие дети, во второй - муж, дядя и старшие сыновья. На украинской таможне первую машину пропустили, а вторую расстреляли. Читать дальше
Tags: колонка редактора
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments