January 2nd, 2006

глаз

Дневной Дозор

Господи, это просто невозможно. Это лучший фильм. У меня нет слов выразить те эмоции, которые сейчас внутри.
Он просто перевернул меня на 180 градусов, а потом обратно. Это восторг. Это не фильм - это нечто бОльшее. Сегодня, 1 января, в кинотеатре далеко не в центре города, все места были заняты. В кассы очередь стояла. Народ пришел с рожками и наоборот.Типа силы тьмы, силы света. Мне удалось купить билет с рук. Иначе бы не досталось. Никаких пьяных криков в кинозале, никаких шуточек. После фильма зал аплодировал. Пока шли титры никто не сдвинулся с места.
Что со мной творилось во время фильма все равно не опишу. Взрыв вселенной? Полет к звездам? Битва тьмы и света?
Спойлеры писать не буду, но пару слов скажу. Во-первых, забудьте все, что в книге. Фильм совсем не по книге. Он просто иной.
Во-вторых, рекламы много. Как и в Ночном Дозоре. Но это не напрягает. Все достаточно органично вписано. Единственный перебор: фраза Городецкого "душевно поговорили" на фоне Старого Мельника.
Обидно, что провайдер Corbina Telecom там представлен, как темный провайдер. Потому как я им пользуюсь)))).
Сцена с Городецким, которого рвут на части Светлана в одну сторону, а Егор в другую - это просто кульминация. Это выбор. Света и тьмы. Это безумно сложный выбор. Особенно, когда земля под ногами разъезжается. А чтобы сделать этот выбор, на Антона сверху падает кусок стекла. Хватит думать. Пора действовать. Кто ты? Решай уже.
Участие СЛ в фильме порадовало.
Во время фильма мне пришла смс. В ней поздравили с новым годом и пожелали света. Отправитель мне не известен.
Я не знаю кому поклониться за Дневной Дозор. Хочу выразить огромную благодарность всем, без кого этот фильм бы не получился таким, каким получился. Спасибо. Спасибо. Спасибо.
  • Current Mood
    шок
вот и я

Записки во время войны

Я вышла из дома. В лифте ехала с опаской – вчера застряла – перебои с электричеством. На улице сразу стали слышны выстрелы. Небо окрашивалось в разные цвета от сигналок. Залповые очереди раздавались без перерыва. Пригнувшись, перебежками добралась до магазина. Основная масса народу схлынула. На прилавках уже много дней пусто. Хлеба нет. Молока тоже. Мне повезло – свечки на праздничный торт еще остались. Последняя упаковка. Но я привыкла брать с витрины. Хоть так. Иначе вообще ничего.
У моего друга сегодня день рождения, и я обещала подарить торт со свечками. Торт достался случайно пару дней назад. Шикарный подарок от босса. А вот свечек не было. Где их сейчас достанешь??? Но мне опять повезло. Последняя пачка золотистых витых свечей и подсвечников – цветочков.
Отстояв, по меркам сегодняшнего дня небольшую очередь, я побежала на автобусную остановку. Транспорт почти не ходил. Проблемы с транспортом начались еще раньше, чем с электричеством. Так что время надо было закладывать раза в три больше, чем обычно. Когда совсем уже замерзла – подошел автобус. Народу набилось – не продохнуть. Это в девять часов вечера! Когда из дома выходят только партизаны и наркоманы. Нормальные уже часа два как дома сидят, и нос не кажут.
Ехали долго. Прорываться через сугробы и так не легко, а когда тебя обстреливают – и подавно. На мобильник пришла смс-ка. Я поняла, что связь заработала и бросилась отправлять срочные сообщения. Ага! Фигушки! Связь опять отключилась и ничего отправить я не успела. Вообще, мобильники работали очень плохо. Пять минут связь есть, пять часов нет. Я почти никому из друзей не отправила сообщения. Причем, мне еще что-то приходило, но ответить не получалось. Ладно бы только это, но и интернет не работал. Как оборвали кабель в нашем районе неделю назад, так все. Провайдер всеми силами пытался починить, но бесполезно. Хватало только на час. После этого опять обрывали. Судя по тому, что последние два дня интернет не включался совсем – провайдер плюнул на это дело. А, может, просто рабочих не хватало. Не только в нашем районе режут кабель.
С этими мыслями я приехала к метро. На улице темно и холодно. Даже пальба прекратилась. В нос ударил заскорузлый запах гнили. Повсюду грязь. Разорванные полиэтиленовые пакеты, куски коробок, газеты, обертки – все это ветер швырял под ноги. Появились и пьяные, и наркоманы. Их время. Единственная речь, которая слышна – мат алкашей. Наркоманы молчат – они уже далеко отсюда. Некоторые действительно далеко и больше не вернутся. Холодно.
В метро сразу хлопнуло по голове теплом. Как будто в горячую ванну упала. Поезда ходят редко, но я хоть и опаздывала, наслаждалась вынужденным ожиданием. Ехать-то пару остановок, погреться толком не успеешь.
После метро мне предстояла долгая дорога на троллейбусе. Если он придет. Если электричество не отключат.
Холодно. Холодно и страшно. Сорок минут, час, час двадцать… троллейбуса нет. Провода замерли и заледенели. Кажется, тронь – и рассыплются. Как и я. Пальцев рук не чувствую уже. Зато сердце колотится как взбесившееся. Только что за соседним домом закончился мощнейший обстрел. Такое впечатление, что Катюша палила. Уши заложило.
На остановке пока терпимо. Только невменяемые с лимонками ходят. Идут, вырвут чеку и бросают под ноги. Один раз прямо у меня взорвалась. Чудом уцелела. Но это они не специально бросают, просто не понимают что делают. Не удивительно. Особенно сегодня. Сегодня вообще мало кто понимает, что он делает и зачем. Все пьяные. Шальные.
Троллейбус все же приехал. Мамочка дорогая! Сколько же людей! На третьей остановке водитель просто перестал открывать двери – все равно больше троллейбус вместить не мог. Кого только не пригрел железный тролль. И партизан с рюкзаками больше себя, и наркоманов, засыпающих стоя, и алкашей припадающих к бутылкам, и таких, как я – не пойми кто.
Электричество не пропало ни разу. Я ужасно опаздывала, время к двенадцати приближалось, и переживала, что не успею. Тролль полз медленно, переваливаясь с сугроба на сугроб. Постепенно транспорт опустел, и кроме меня осталось еще человек пять от силы. Мне надо было далеко. На другой конец города.
Вышла. Тишина. Мороз. Сугробы. Темно. Бабах! Бабах! Тра-та-та-та-та! Не расслабляйся.
Дом нашла не сразу. Открыла тяжелую железную дверь, и заорала от боли. Руки в тепле начали отходить.
- С днем рождения!
Я нашла в себе силы улыбнуться. Двадцать пять лет – важная дата. И его друзья тоже так думают.
Мы сидели и пили шампанское. За окном все взбесились. Небо меняло свой цвет с красного до серебряного и обратно, проходя все оттенки. Говорить было невозможно – мы не слышали друг друга от взрывов. О том, чтобы выйти на улицу не было и речи. Жить еще хотелось.
Один парень выбежал к машине и обратно. Вернулся в крови. Колено вдребезги, плечо опухло, по рукам красные струйки текут. Полночи приводили его в норму. Израсходовали аптечку.
Психооружие работало на полную. Ящик не выключался всю ночь. Но, во-первых, у нас уже иммунитет выработался, и мы просто игнорируем его, а, во-вторых, все равно из-за выстрелов ни слова не слышно, что там визжат.
К утру стихло. Даже ящик устал. Одни мы сидели, глядя на рассветное небо. Вот и начался новый год. Здравствуй.



Москва. 31 декабря 2005 г.


Collapse )
вот и я

Не к селу, не к городу, но

нашла ЭТО на каком-то форуме:

Если у Вас был неудачный день и Вам кажется, что Вы ненавидите свою работу,
попробуйте вот что:
1. По дороге домой остановитесь рядом с аптекой и
зайдите в отдел, где торгуют термометрами;
2. Купите ректальный (анальный)
термометр "Джонсон и Джонсон". Только не ошибитесь, Вам нужен термометр именно
этой марки;
3. Когда приедете домой, заприте двери, задвиньте шторы и
отключите телефон, чтобы ничто не потревожило Вас во время сеанса терапии;
4. Оденьте самую удобную одежду, например спортивный костюм, и ложитесь на
кровать;
5. Откройте упаковку и достаньте термометр. Аккуратно положите его
на прикроватную тумбочку так, чтобы он не разбился;
6. Достаньте инструкцию,
которая прилагается к термометру, и прочтите ее. Обратите внимание на
предложение, напечатанное мелким шрифтом: "Каждый ректальный (анальный)
термометр, изготовленный Джонсон и Джонсон, проверен индивидуально"
Теперь закройте глаза и тихо повторите пятьдесят раз: "Я так рад, что не работаю в
отделе контроля качества компании Джонсон и Джонсон"!"