February 2nd, 2009

вот и я

Какое ты стихийное бедствие

Превращение завершилось и вы понеслись уничтожать всё на своём пути в облике... Извержения вулкана!
Ты ведёшь оседлый образ жизни и не любишь изменений. Большую часть жизни ты спокоен и спишь, но как только тебя разозлили - быть беде. Твоя злось разливается по всей округе в виде потоков лавы, медленно уничтожая всё на пути. Такое зрелище настолько запоминающееся, что даже за многие века история хранит о тебе память.http://s40.radikal.ru/i089/0902/d2/2dd32c01bb55.jpg
Пройти тест


вот и я

(no subject)

А еще я нашла-таки город, где нет улицы Ленина (хотя вот мне подсказали, что там может быть площадь Ленина, ибо памятник есть). Мичуринск! Первый город, где нет такой улицы.
убитый Корвин

Безысходное

Ездишь по России, смотришь, как живут люди, копаешься во всяком дерьме, и понимаешь, что все настолько плохо, настолько все друг с другом повязаны, что практически невозможно "построить коммунизм в отдельно взятом селе", то бишь помочь людям на каком-то предприятии (или в регионе). Наша страна - огромный мафиозный клан, где все госруководители и бизнес-руководители скованы одной цепью. Нельзя свалить одного - сил не хватит. Точнее, свалить его можно, но только "сверху". Суды полностью куплены, администрация закрывает глаза, бизнес хамеет с каждой секундой. Я вообще не представляю, как мы с вами, то есть обычные люди, живем до сих пор. Нас имеют и в хвост и в гриву, об нас вытирают ноги, нас держат за рабов и тупых баранов, стригут как лохов, а мы живем. Хоть и мрем гигантскими темпами, но пока еще живем.

Я не верю, что что-то могу изменить, но когда видишь все это, видишь, как людям не платят их зарплату в 4 тыс. рублей (!!!), а мудак в Ленд Крузере, сверкая перстнями, объясняет мне, что это служит "оздоровлению экономики", я не знаю, что мне делать. От бессилия и отчаяния опускаются руки. Но еще большая безысходность наступает, когда видишь всех этих сломленных людей с глазами, залитыми страхом до краев. Нас как веник переломали по прутику.

Возможно, я ошибаюсь, и где-то есть благословенный край, в котором живут честные люди, готовые бороться за себя. Возможно. Только я его пока не нашла. И меня очень пугает мысль, что его нет. Если об этом думать, то начинаешь сходить с ума, поэтому "я подумаю об этом завтра".