December 20th, 2009

вот и я

(no subject)

Снегснегснегснегснегснегснегснегснег
снегснегснегснегснегснегснегснегснег
снегснегснегснегснегснегснегснегснег
снегснегснегснегснегснегснегснегхрустит
девушка

(no subject)

... есть те, кто верит официальной пропаганде, что без переворота в 91-м страна вымерла бы от голода... "Не надо рассказывать сказки о том, что накануне либерализации цен 1 января 1992 года в стране не было продовольствия, а потом оно вдруг появилось. Все было: просто лежало на складах, а до того молоко просто выливалось на землю (у села не было сбыта), а в лесах находили свалки сгнившей (непроданной) колбасы. Дефицит создавался намеренно".

Как раз в тот период 91-92 годах я работала на ТВ журналистом и одной из первых ведущих новостей местного "5-го канала" и была в курсе многих вещей, которые так и остались "за кадром". В одну прекрасную пятницу зав.отделом позвонил мне домой в семь утра , когда я уже готовилась к выезду на съемки для вечернего выпуска, и снял меня с эфира без объяснения причин.

Объяснять было незачем: я была девушкой догадливой, поняла, что информация о том, что же я собираюсь на самом деле "вещать", стала известна, и меры приняты соответствующие. Удивило только, что так поздно среагировало начальство. Новерное, я все-таки хорошо конспирировалась.) Две съемки из трех были назначены на утро, переговоры по телефону велись самые невинные, в папке на утверждение лежали вполне безобидные заявки и сюжеты.

Но плюсом к ним была тема трехминутного интервью в студии по внешней экономике КО, которую мы планировали изменить уже в студии, и тогда нас можно было бы заткнуть только технически. А это тоже скандал.

Но, главное, в мои руки попал материал, который необходимо было огласить только в прямом эфире, не вкладывая распечатки в папку для утверждения начальством, как это обычно делалось. Такую выходку можно было проделать только один раз. После этого ясно что последовало бы.

Это были данные о том, какие товары были проданы или списаны со складов госбаз, кому, когда и за сколько. Всех цен, конечно, уже не помню. Но они были... парадоксальными: собольи шкурки шли по рублю, новые автомашины по цене лома, колбаса по стоимости мусора. Для настоящего журналистского расследования не было ни времени, ни возможностей. Но и нескольких цифр из документа хватало для сенсации. Как мне тогда казалось по наивности...

Уволилась я в тот же день, сама, хотя никто не гнал (у них не было официального повода). Просто больше не видела никакого смысла в такой работе. Впрочем, куда более опытный журналист, которому я отдала контакты и документы, через неделю выдал таки в эфир часть "бомбы". Точнее, попытался. Замикшировали, конечно. Так что, "бомба" взорвалась только в одном направлении: на следующий же день моего коллегу уволили с выговором.

"Приватизация" вовсю проводилась еще тогда, втихую. И, да, дефицит создавался искусственно.

отсюда