Tags: мини-зарисовка

девушка

Об этике в литературе

Первый раз мой рассказ сняли с конкурса, причем "по этическим причинам". Второй день хожу в шоке. Ладно бы его еще не допустили до конкурса (хотя в правилах ничего такого не сказано!), но нет, народ успел уже за него проголосовать, меня уже в топ на 1 место ставили, уже был срач в комментах, и бах! тут организатор проснулся и решил снять мой рассказ. При этом узнала я об этом случайно. Сергей bitutsky, я считаю, что так не делается!

Сам рассказ (мелкий, всего 2 тыс. знаков), написан в самолете по дороге из Да Нанга в Сайгон, выкладываюCollapse )
Что, прям не этично? Хуже, чем у Сорокина?
вот и я

Фанат

Единственный недостаток моего мужа в том, что он фанат «Спартака». И нет бы сидел как нормальные мужики перед телевизором и смотрел с пивом этот дурацкий футбол! Нет. Он ездит на все матчи: в Питер, Новгород и даже в этот… Нижний Тагил! У нас свадьба чуть не сорвалась из-за футбола. За несколько дней до свадьбы Стасик мне сообщает, что у его любимого «Спартака» переносится какая-то дико важная игра то ли с жирафами, то ли с лошадьми… и он просто обязан быть там, иначе эти жирафы «их сделают». Нет, вы только подумайте! Отменить свадьбу из-за того, что он будет смотреть как несколько придурков пытаются попасть по мячику! Я тогда сказала, что вообще за него не пойду. В итоге мы договорились, что он будет делать все, что я скажу, а я разрешаю ему быть со «Спартаком». Ну разрешила… дура! Кто ж знал, что у них чуть не каждую неделю матчи! А еще он всех этих игроков поименно знает! И не только их, но и их жен и детей. Фанат, одно слово. Я уж и так и эдак к нему подступалась, и обижалась, и пыталась переключить его на шахматы, лыжи и походы по магазинам – ходит, играет в шахматы, но как только матч начинается, так все бросает и едет туда! Думала, может, он гей? Может, у него там любовник? Даже съездила как-то раз сама на один матч. Боже ты мой! Они там все такие! Фанаты в смысле, не геи. Думала, он меня убьет прямо на месте. На трибунах орут что-то, я спрашиваю, чего кричат. Стасик переводит сквозь зубы: «по реке плывет доска – это тренер Спартака». Ну и остальное в таком духе. По-моему, забавно, а Стасик прям весь красный сидел, как футболка. Еще про каких-то свиней кричали, но я решила не спрашивать, причем тут это, и куда делись жирафы. Больше я решила туда не ходить. Зато дома Стасик внимательный, добрый, когда «Спартак» проигрывает – тихий и нежный, когда выигрывает – веселый и щедрый. Вот я и говорю, что единственный недостаток Стасика Черчесова – это то, что он фанат «Спартака», а в остальном мой муж идеален!
  • Current Music
    Гимн Динамо (Москва) - "Вперед, Динамо, мы с тобой!"
  • Tags
убитый Корвин

Крылья

Вы спрашиваете, откуда у меня эти шрамы на спине? Дело в том, что раньше там были крылья. Два белых крыла. Здорово, говорите? Ну… оно, конечно, красиво, но очень не удобно. Под одеждой им тесно – не шьют у нас одежду под крылья. Приходилось носить либо мешковатые свитеры, либо балахоны на три размера больше. Все думали, что у меня горб. Конечно, ни один молодой человек не подходил знакомиться… Рюкзак не наденешь, на спине не полежишь – больно. К тому же, белые перья часто пачкались, а вы пробовали когда-нибудь мыть крылья у себя за спиной? Опять таки, перья периодически выпадают. Представьте, идете вы по улице, а из вас перья сыплются. Вообще, крылья приходилось прятать, иначе от меня совсем шарахались. Что? Летать? Ну да, можно было, конечно. Только я почти не летала. В детстве, конечно, очень любила, но потом стала замечать, как люди на это реагируют. Не очень приятно, когда в тебя тычут пальцем, а то и покрутят у виска.
Вот я и решилась на операцию. Было очень больно. Раны потом еще долго кровоточили, не заживали. Но через пару лет остались лишь вот эти белые рубцы. Иногда ноют к перемене погоды, но так ничего. Нормально. Привыкла.
вот и я

Выборы председателя

Когда в профсоюзе андроидов появился новый член – холодильник – некоторые сразу предложили сделать его председателем.
- Посмотрите, какой он представительный, какие блестящие у него идеи! – булькал кулер.
И действительно, холодильник возвышался надо всеми, вызывая восхищение.
Умный ксерокс понял, что кулер просто надеется стать первым замом, ведь стоит по правую руку от холодильника, но его это устраивало. Во-первых, у умного ксерокса была надежда стать вторым замом – он ведь по левую руку, а, во-вторых, ему надоели постоянные проблемы с нынешним председателем – кофеваркой.
- Я – за, - прошелестел умный ксерокс, делая копию очередного договора.
Казалось, заговор удался, но тут развонялась микроволновка:
- Холодильник в председатели? Да вы что?! Он тут без году неделя, какие ему еще председатели?! Да вы поглядите на него! Это же карьерист и сноб! И вообще, он же голубой!
- Ну и что, что голубой! Или ты боишься, что не сможешь установить с ним такие же близкие отношения, как с кофеваркой? – ехидно спросил умный ксерокс, делая копию финансового отчета.
- Да как ты смеешь мне такое говорить!!! – микроволновка раскочегарилась до предела. – Хам! Нахал! Я знаю, ты хочешь сместить председателя, потому что он догадался о твоих финансовых махинациях!
- А вот это уже оскорбление! – загудел ксерокс, и его лампочки налились красным. – Да я в суд подам о защите чести и достоинства! Не посмотрю, что ты первый зам!
- Народ, ну вы уж совсем там, - икнул кулер. – Успокойтесь.
- А ты вообще молчи! Тебе не видно ничего за холодильником, а я прекрасно знаю, чем занимаются микроволновка с кофеваркой. Да микроволновка полностью под председателем! Естественно, что она его выгораживает.
Громогласный рев потряс весь зал.
- ДОВОЛЬНО!
Все обернулись к председателю. В гневе он был страшен.
- РУГАЕТЕСЬ КАК СВИНЬИ В КУРЯТНИКЕ, - басила кофеварка. – ВСЕХ РАЗГОНЮ К ЧЕРТУ НА КУЛИЧИКИ! РАБОТАТЬ НАДО, А НЕ ЛЯСЫ ЧЕСАТЬ!
- Тише, тише, вам нельзя нервничать, - кулер подскочил к председателю и протянул ему стакан воды. – Попейте, успокойтесь.
Кофеварка жадно глотала воду. Осушив стакан, грозно посмотрела на кулер, сверкнув зелеными глазами. От страха кулер икнул. Председатель опять не заметил, что выпил газированную воду. Кулер прекрасно знал, что у того больной желудок, и газировку ему категорически нельзя. После нее кофеварка надолго попадала в больницу. Но кулер молчал. Лишь искоса посмотрел на холодильник.

кросс-пост в solidarka
девушка

Вишневый сок

Она лежала в ванной и смотрела в потолок. Пустую квартиру наполняли звуки песни «маленькой девочки со взглядом волчицы». Она перевела взгляд на вены на вытянутых вдоль тела руках, темно-красную воду, в сумерках казавшуюся почти черной, и тихо запела: я тоже когда-то был самоубийцей… Сейчас она понимала обдолбанного мескалином наркомана-адвоката из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», который просил, чтобы при звуках «белого кролика» в него бы швырнули приемник. Она была обдолбана эмоциями – тот еще наркотик – и очень хотела, чтобы с последним аккордом «маленькой девочки» закончилась бы и ее жизнь.
Песня закончилась и началась снова: она крутилась уже по двадцатому разу, зацикленная кнопкой replay. Мысли в голове тоже крутились по двадцатому разу, будто кто-то неизвестный нажал неведомый replay на определенном периоде ее жизни. Кем-то неизвестным была она сама. Кто же еще кроме нее делал одни и те же ошибки изо дня в день, из года в год?
В ванной было темно, лишь пламя свечки чуть подрагивало в такт «глазам волчицы». Вода заметно остыла, да и девушка тоже. Остыла и замерзла. Со вздохом ухватилась ладонями за края ванны и рывком поднялась. Струи красной воды скатывались с белой кожи, замирая на полу никому не нужными лужицами.
Девушка завернулась в полотенце – ну и пусть оно испачкается. Это ведь просто вишневый сок. Вишневый сок.
вот и я

Самый лучший в мире пес

- Если женишься на этой шалаве, то ты мне больше не сын! – рявкнул отец. От долгого спора, точнее, перебранки, его лицо сделалось пунцовым, тяжелые капли пота катились по вискам.
Митька вспомнил похожий разговор лет десять назад. Он тогда шел из школы и встретился с Диком. Дик лизнул ему руку шершавым языком и ткнулся головой в коленки. Митька почесал собаку за ушами и не смог уйти.
Радостный крик «мамасмотри» потонул в вопле «на какой помойке ты это подобрал?!» Тогда отец точно также убеждал сына в том, что бездомная собака в их квартире жить не может, что она больна и заразит Митю, что персидские ковры на полу стоят столько, сколько сотня таких собак. Митька молчал. Сложно говорить, когда слезы рекой текут из глаз, а к ногам прижимается теплым боком самый лучший в мире пес. Напоследок мальчик лишь неуклюже ткнулся губами в холодный нос, и почувствовал шершавый язык на своей щеке.
Через неделю ему купили далматина. Наверное, он стоил дороже, чем персидский ковер, но Митька его ненавидел. Поэтому гулять они ходили втроем: в центре - мама, справа - далматин, слева - Митя. Пес, конечно, был в наморднике и на поводке. При таких прогулках Митьке казалось, что он тоже в наморднике и на поводке.

Митька молчал. Как можно объяснить отцу, что она для него – самая лучшая девушка в мире, несмотря на то, что вся ее квартира в Южном Бутово стоит меньше, чем один единственный Мерседес в их гараже? Как можно объяснить отцу, что Строгановка не менее престижный институт, чем МГИМО, а быть художником намного интересней, чем дипломатом? Как можно объяснить отцу хоть что-то, если он не желает ничего понимать?
Митька зажмурился. Он почти физически ощущал намордник и поводок, и всеми силами старался вырваться, разорвать, сбежать. Он рвал эту удавку, рвал ее сквозь пространство и время с такой силой, что ни время ни пространство не смогло устоять.

На тротуаре сидел мальчик лет десяти и играл со щенком.
- Я буду звать тебя Дик, ладно? – спросил он, и пес лизнул его в нос. – А меня зовут Митька.
Мимо прошла женщина, держа на поводке породистого пятнистого далматина. Она глянула на дворняжку, на беспризорника в старой одежде с чужого плеча и, поджав губы, гордо прошествовала мимо. Митька ее не замечал. Что ему до презрения незнакомых теток, когда у него есть свобода и самый лучший в мире пес!
вот и я

Ваниль

Я зашел в кафе с легким названием «Ваниль», чтобы выпить горячего шоколада. В кафе было мило и пусто – лишь стайка девушек-официанток щебетала около кассы. Красные обои и огромные репродукции натюрмортов на удивление создавали приятную атмосферу.

- Мужчина, тут нельзя фотографировать, - вежливо, но настойчиво отозвалась официантка, едва я достал Canon.
«В службе безопасности города мне разрешили фотографировать, а в кафе «Ваниль» нет. Смешно», - подумал я, но фотоаппарат убрал. Я не любил кидать пальцы. Не так. Кидать пальцы в моем случае было небезопасно. Человек, который должен нарыть материал, чтобы снять мэра, не имеет права попасться на какой-нибудь ерунде. Я помнил заштампованную фразу «шпионы горят на мелочах», и хотя сам ни в коей мере не был шпионом, но старался в чужом городе быть аккуратным.
Я не носил кожаных папок с золотым тиснением, я писал Bic-овской ручкой в тетрадке на пружинах. Да, дома у меня хранилась коллекция Паркеров и Ватерманов, но на работе я всегда пользовался Bic-ом. Честная одноразовая ручка. Не привлекает внимания и не подводит. И не выдаст, если я ее забуду у кого-нибудь…
Я наслаждался мятным шоколадом и думал, что осталась последняя встреча. Хотя, если она и сорвется, то это уже ничего не изменит. В гостинице у меня уже лежала стопка документов, которой хватит и на мэра и еще человек на 10-15 из его окружения. Поезд сегодня вечером, а завтра с утра меня ожидают дни каторжной, выматывающей работы по обработке документов и свидетельских показаний. Этот час, скорее всего, последний свободный час. У мэра, конечно, связи крепкие, но он глуп. Даже официантки в кафе не разрешают фотографировать. Да и в правовых нормах он разбирается, как Зурабов в здравоохранении. Даже мне, не юристу, из внимательного прочтения его «распоряжений» и «приказов» стало ясно, что мужик попал. Представляю, как обрадуется Галина Михайловна, наш бухгалтер, когда я привезу его финотчетность. Впрочем… черт с ним, с мэром. Для меня его судьба уже ясна.
Я глянул на часы. До встречи оставалось сорок три минуты. В окно виднелись парочки студентов, прогуливающие лекции под лучами солнца. «Ваниль» стала наполняться народом, шоколад кончился. Я старательно разыгрывал из себя «руссо туристо», и мне это нравилось. К туристам народ относится немного настороженно, но как к лохам. Ну, пусть не лохам, но как к простачкам. Обыватель уверен, что человек, вчера приехавший в чужой город, не способен адаптироваться к его порядкам, что он будет немного растерян и пассивен (это, естественно, не относится к активному стремлению куда-нибудь залезть и что-нибудь сфотографировать). В принципе, обыватель прав. Но, я не турист. Ездить по чужим городам – моя работа. Так что, дорогой Смоленск, тебя ждут политические изменения. А пока я еще сорок три минуты побуду туристом и посмотрю на этот солнечный город. Памятники, вроде бы, еще не запрещали фотографировать…